recenz
 

Смех сквозь слезы
После спектакля

 Новое представление спектакля "Дядюшкин сон" в постановке театра имени Варпаховского снова собрало изрядное число зрителей. Приобщение к классике всегда приятно; к тому же для наших детей, которые давно уехали из России, это, пожалуй, единственная возможность ознакомиться с русским театральным искусством. Их жизнь сложилась так, что они не могли, как мы в свое время, сходить во МХАТ или в какой-нибудь из замечательных театров второй российской столицы - Санкт-Петербурга. Так что нам повезло, что в Монреале работает театр имени Варпаховского, который ставит настоящую русскую классику.
Выбор был сделан, надо сказать, довольно рискованный. Достоевский вообще очень сложный автор, к тому же "Дядюшкин сон" - не пьеса, и переложить текст повести на драматический материал - само по себе уже достаточно трудная задача, с которой автор, он же режиссер Григорий Зискин, блестяще справился.
Главное ощущение, которое осталось у меня после спектакля - это ощущение полного совпадения замысла и его реализации. Ведь очень часто бывает так, что задуманное не воплощается на сцене или на экране, так что зритель уходит со странным сознанием незавершенности, с неприятным чувством, словно ему чего-то недодали. "Дядюшкин сон" - это пример полного раскрытия замысла постановки, причем замысла не самого простого.
Само по себе решение выдержать всю сцену в серых тонах уже требует изрядного мужества от художника и постановщика и резко повышает требования к актерам. Театр - это зрелище, зрительский глаз обычно отдыхает на красивых костюмах и декорациях; желая привлечь к чему-то особое внимание, часто используют пятна ярких или контрастных цветов. Если же вся сцена выдержана в серой гамме и глаза зрительниц могут скользить только по подробностям пошива костюмов (к слову сказать, костюмы просто великолепны), игра и сценические эффекты должны быть особенно выразительными, чтобы не потерять внимания зрителя и доставить ему удовольствие. Между прочим, об этой функции спектакля часто забывают, рассуждая лишь о высоких материях. На самом деле не мешает помнить о том, что книга, фильм или спектакль должны быть интересными, должны радовать, удерживать внимание того, для кого они и предназначены. Кому нужен умно поставленный, но скучный спектакль? При этом, ставя комедию, нельзя и опуститься до обычной развлекаловки (особенно если это комедия Достоевского, умная, с подтекстом, требующая самого трепетного подхода). Грань довольно тонкая, чтобы ее выдержать, требуется много вкуса и таланта.
В "Дядюшкином сне" сочные, разнообразные и яркие характеры - это заслуга Достоевского. Но вот то, что они ожили на сцене, оставшись все такими же яркими и разнообразными - это уже заслуга актеров и режиссера.
Все роли достаточно сложные, но сыграны мастерски, и прежде всего это главные роли: Москалева и князь Гаврила. Встреча с Анной Варпаховской - всегда радость, но в роли Москалевой она просто бесподобна, практически держит на себе весь спектакль, щедро отдавая свой талант и энергию образу. По ходу пьесы ей приходится сыграть с каждым из исполнителей хотя бы по одной сцене - и со всеми она безупречна как партнер. Наверное, актерам работать с ней легко и приятно. Леонид Сатановский тоже хорош; роль его кажется на первый взгляд несложной, незамысловатой, но актер играет очень точно и тонко, и бедный, почти потерявший память и разум дядюшка в его исполнении фигура почти трагическая. И смешной текст только подчеркивает эту трагичность. Поскольку ему часто приходится изображать физическую немощь, можно только удивляться тому, как точно выверен каждый жест, каждое движение актера - один раз мне даже показалось, что он и в самом деле падает...
Валерии Рижской и Елене Соловей даже досталось по две роли, и обе сыграны отлично. Работают актеры в полную силу, не давая себе поблажек, что тоже далеко не всегда встретишь. Например, артисты с такой колоритной внешностью, как у Станислава Холмогорова, часто вообще не дают себе труда играть, полагая, что одного их появления на сцене и эффектного похаживания туда-сюда вполне достаточно; но Афанасий Матвеевич был просто великолепен.
Спектакль называется "Дядюшкин сон". Надо сказать, что режиссер Григорий Зискин и художник Давид Боровский слово "сон" использовали в полной мере. Серые одежды актеров, оформление сцены - все похоже на сон, и особенно этому впечатлению способствует появление на сцене Девы сновидений, Морфея в женском обличье - Евы Айрапетян с ее таинственным, волшебным танцем. Все работает на то, чтобы создать ощущение сна, точно не только бедному дядюшке, но и зрителю привиделось во сне это чудесное зрелище.
Русской литературе всегда был свойствен смех сквозь слезы. У Толстого, Тургенева, Достоевского, Грибоедова, тем более Гоголя очень много смешного в текстах; но всегда за этим стоит какая-то грусть - вероятно, судьба многострадальной России накладывала невольно свой отпечаток на все, что творили ее сыны. Воплощая в жизнь мечту самого Достоевского, который всю жизнь думал написать пьесу, по-хорошему завидуя Гоголю, режиссер не упустил и этой особенности русской классической культуры. В спектакле, особенно в конце, ясно звучит не только грустная, но даже трагическая нота.
Как смешно и как трагично! Эта явление, столь типичное для русской литературы, вполне дошло до зрителя, пришедшего на "Дядюшкин сон". Мы благодарим театр имени Варпаховского и выражаем надежду, что он обязательно порадует нас новыми постановками.


На главную      Новости      История      Спектакли      Рецензии      Контакты      Актеры      Гостевая книга