recenz
 

"Russian Canadian INFO"
А. ТЮРИН
КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ
ТЕАТР ВАРПАХОВСКОГО: ПРЕМЬЕРА

Новый театральный сезон в Русском Торонто открыл замечательный театр имени Варпаховского из Монреаля. Еще относительно недавно - каких-нибудь семь-восемь лет назад - мы грустно задавали друг другу риторический вопрос: а возможно ли вообще вообще создание профессионального русского театра в Канаде? Слишком много было несостоявшихся надежд, слишком много звезд загорались, чтобы быстро погаснуть в завершение отчаянных усилий. Театр имени Варпаховского появился в 1995 году и развеял все сомнения.
Мы можем лишь догадываться, какие трудности преодолели (и продолжают преодолевать) создатели и руководители театра режиссер Григорий Зискин и актриса Анна Варпаховская. Главные трудности хорошо известны: это три “нет”. Нет серьезной государственной поддержки, нет достаточно массового зрителя; нет необходимого актерского резерва. И есть еще десяток-другой “нет”, способных охладить пыл любого энтузиаста.
На все эти “нет” нашлось главное “да”: режиссер театра Григорий Зискин. Он, несомненно, является человеком стальной воли, хотя и скрытой под внешне мягким обликом настоящего интеллигента. Определение “стальная воля” звучит довольно патетически и обычно применяется к представителям решительных профессий, прежде всего связанных с физическим воздействием на окружающих или среду обитания. Но, поверьте, только незаурядные волевые качества режиссера (плюс его оригинальный талант и недюжинные организаторские способности, плюс наличие окружающих его дарований) могли обеспечить успех постоянно действующего русского иммигрантского театра. А главный итог усилий коллектива таков: с самого начала театр Зискина работает на том уровне, которому должны позавидовать некоторые ведущие московские театры, очевидно заблудившиеся в поисках правды и искренности театрального искусства.
Однако, я не уверен, что монреальский русский театр имени Варпаховского прижился бы сейчас в Москве. Творческая Москва еще со времен погони за европейскими столицами отравлена снобизмом, там с провинциальной простотой нередко путают новое и хорошее, там манерничанье порой является признаком “современности”, а профессиональная несостоятельность - проявлением “творческого эксперимента”.
К счастью для зрителей Канады и США, театр Григория Зискина способен творить в манере, если так можно выразиться, естественного реализма. Создателям постановок - а их на счету театра уже семь - хватает опыта и таланта, а также не часто встречающейся искренней, высокой простоты в проявлениях своей любви к искусству и зрителю. Театр имени Варпаховского отличает отсутствие претензий, жеманности и позы, и он является в лучшем смысле слова классическим театром.
Проделав огромный и сложный путь, театральное искусство вновь и вновь возвращается к классическим традициям, которые при всей своей кажущейся очевидности требуют от труппы тонкого понимания, неподдельной одаренности и полной самоотдачи, а также большой смелости. Я нисколько не пытаюсь преуменьшить значение творческого поиска, но модернистское искусство невозможно без опоры на отточенное мастерство реалиста. Более того, модернизм порой просто оказывается ненужным состоявшемуся художнику, свободному в выборе красок, техники и стиля. Без сомнения, режиссер и актеры театра имени Варпаховского могли бы при желании удивить нас чем-то авангардным, но, кажется, они не ставят перед собой такой задачи, поскольку она очевидно проще тех творческих задач, которые театр решает сейчас с таким успехом.
Впрочем, это все теории. А настоящую оценку постановке ставит, конечно же, не критик, а зритель. Мнение же зрителей было однозначным и безоговорочным: под овации вставшей с мест аудитории актеры и режиссер вновь и вновь выходили на поклоны. Делясь впечатлениями, зрители говорили о блестящей легкости, с которой была сыграна пьеса. Трудно поверить, что в Торонто театр имени Варпаховского дал спектакль как раз на середине своего турне по городам Северной Америки. С 30 сентября по 31 октября труппе предстоит выступить в 16 городах! Завершающий гастроли спектакль также пройдет в Торонто - у тех, кто не попал на премьеру из-за аншлага, есть шанс прийти на спектакль 31 октября.
Итак, театр режиссера Зискина в очередной раз показал нам умную, тонкую и эмоционально увлекательную постановку. Выбор пьесы решает многое, и в данном случае он оказался исключительно верным. Пьеса Ричарда Баэра “Четыре довода в пользу брака” - это история женщины и мужчины, давних друзей, знающих друг друга на протяжении трех десятилетий. В конце концов они, потеряв соответственно мужа и жену, самой судьбой оказываются притянуты друг к друг. Несмотря на полную противоположность характеров, привычек, манер, интересов и так далее, плюс к тому неспособность провести вместе и пару минут без спора и ссоры. Впрочем, конфликт заложен в самой основе, ведь она - католичка, а он - еврей, хотя это и не самое центральное обстоятельство. Автор пьесы и создатели спектакля не прячут правила игры: довольно скоро становится понятно, чем завершатся сценические коллизии. Но от этого постановка захватывает не меньше, а больше - становится лишь еще интереснее, куда и как поведут события создатели спектакля. Как и в шахматах, понятная предрешенность исхода нисколько не умаляет напряженности и зрелищности профессиональной игры. Может быть, напротив, - налагает на исполнителей еще большую ответственность, настаивает на полном перевоплощении в героев спектакля. Ну, а о жизненной правде пьесы, близкой каждому из нас, кто перешагнул хотя бы за сорок, и говорить не приходится.
Не стану пересказывать сюжет и раскрывать финал, ведь впереди еще один спектакль в Торонто. Но могу уверить зрителей, что они получат огромное удовольствие, наблюдая за дуэтом двух заслуженных артистов России - Анны Варпаховской и Михаила Янушкевича, а также за дуэтом “второго плана” (это чисто функциональная, а не качественная оценка) - народного артиста Грузии Бориса Казинца и живущего в Торонто актера Эдуарда Зиновьева. Все они, за исключением Михаила Янушкевича, уже хорошо знакомы и любимы нашим торонтским зрителям, имевшими счастье видеть их в прежних постановках театра имени Варпаховского. Ну, а появление Янушкевича - это очередной подарок монреальского театра его зрителям. Прекрасный, профессионально богатый, гибкий и пластичный актер, отлично ведущий рисунок роли, безукоризненно точно расставляющий смысловые акценты. Режиссер Григорий Зискин очень удачно и верно подбирает партнеров ведущей актрисе театра Анне Варпаховской; но эта меткость выбора лишний раз напоминает, что самый главный партнер “примадонны”, конечно же, он сам.
Достойная рецензия невозможна без указания на слабые места. Их в спектакле было очень мало и, кроме того, они связаны с особенностями персонального вкуса: “вот то хотелось бы так, а это - этак”, что в принципе не имеет большого значения. Но все же, несмотря на то, что выбор пьесы оказался почти стопроцентным попаданием в аудиторию, некоторым зрителям драматургическая основа могла показаться несколько более очевидной и несколько менее сложной, чем того бы хотелось. Конечно, нельзя требовать, чтобы героиня спектакля, скажем, попыталась отравить своего партнера или вместо него отдалась бы старому грузчику. Но какой-то небольшой “сумасшедшинки”, небольшого смещения стопроцентно реалистичной канвы, возможно, и не помешало бы. Впрочем, режиссер знает, что делает, и его чувство меры осталось безукоризненным критерием успеха.
Кстати, автор пьесы Ричард Баэр в первую очередь состоялся как сценарист телевизионных “мыльных опер”. Отсюда некоторые плюсы и минусы его драматургии. Однако, в театре и плюсы, и минусы литературной основы - не более чем правила игры, и существуют для того, чтобы использовать их в меру профессионализма и творческого потенциала создателей постановки. В данном случае это было сделано на впечатляющем уровне, что, впрочем, не исключает оценочного субъективизма.
А теперь за пределы спектакля: один жест героя Михаила Янушкевича напомнил мне кое-что очень знакомое: в процессе остроумного “уламывания” предмета своей страсти он поворачивает лицом к стене фотопортрет ее покойного мужа (и своего бывшего лучшего друга). В памяти сразу вспыл соответствующий момент из рязановской “Иронии судьбы”, а вслед за этим подумалось: на основе этого знаменитого фильма могла бы получиться отличная камерная пьеса! Словом, как принято говорить, вношу предложение. Может, режиссер Зискин пожмет плечами или посмеется. Но для многих зрителей такой спектакль стал бы отличным подарком к новогоднему сезону.
Да, кстати: “Четыре довода в пользу брака” сейчас можно увидеть и в Москве, на сцене театра Антона Чехова, под названием “Смешанные чувства”. Вы будете смеяться: в главных ролях в этой постановке режиссера и художественного руководителя театра Леонида Трушкина заняты Инна Чурикова и ...Геннадий Хазанов. С Чуриковой, как говорится, все ясно: это исключительная актриса, творящая чудеса в любой ситуации. Но, судя по критическим отзывам, эксперимент по драматизации комического таланта Хазанова не очень удался. А это означает, что в Москве пьесу Ричарда Баэра поняли не так глубоко, как в Монреале. Ведь это не просто лирическая комедия, как заявлено в аннотации, поскольку речь в ней идет о беспощадности жизни, которой человек порой не может противопоставить ничего, кроме иллюзорных надежд. Впрочем, к счастью, наши монреальские гости не стали выдвигать эту сторону пьесы на свет, на первый план. И их появление в Торонто в очередной раз стало сеансом профессиональной “психотерапии”, после которого настроение надолго улучшается, а жизненные проблемы кажутся не такими уж и серьезными. Хотя бы потому, что мы не одиноки. Всякое бывает в жизни, говорят нам создатели спектакля, но не проходит стремление людей к близости, этому единственному средству защиты от надвигающейся неизбежности. Вместе, с улыбкой - и до конца: что может быть достойнее человека?


На главную      Новости      История      Спектакли      Рецензии      Контакты      Актеры      Гостевая книга