recenz
 

"МЕСТО ВСТРЕЧИ - МОНРЕАЛЬ", 8 февраля 2002 г.
Светлана МИГДИСОВА

ПОСЛЕ СПЕКТАКЛЯ
Ну, и как вам весна, дорогой читатель? Не правда ли хороша? Вьюжная, снежная, с хорошим трескучим морозцем, да и с узорами во все окно… Вас, верно, интересует вопрос: "На основании каких таких народных примет я пришла к подобному заключению?". Неужели вы думаете, что я доверю приход зимы хоть и обаятельному, но сурку (на местном наречии именуемом groundhog)? Ни за что! У меня (да и у вас тоже) есть примета понадежнее, и этой весной ей исполняется четыре года.
Вы, конечно, догадались, что я имею в виду наш монреальский театр им. Л Варпаховского. Вот уже четыре года подряд его премьеры приходятся исключительно на весеннее время. Помните, какая чудная весна выдалась в 1999-ом году, когда мы все дружно побывали на "Дядюшкином сне". Дождливо и ветренно было в 2000-ом, когда мы хохотали над героями пьесы "Если все не так…". Прошлый год оказался теплее, и мы посмотрели "Волки и овцы". Ну, а в этом году весна пришла чуть раньше, так сказать, с опережением графика, и принесла нам грустную трагикомедию с самым весенним названием - "Последняя любовь".
Мне кажется, я видела вас, дорогой читатель, в зрительном зале! Я, конечно, могу ошибаться, но, по-моему, вы не выпускали из рук носового платка, и все время вытирали глаза. Мне тоже было смешно! Правда, мне показалось, что вы смеялись как-то иначе - активнее, веселее, и даже чаще, чем я. Вы тоже это заметили. Нет, дело не в возрасте и не в образовании. Я тоже читала Бабеля и смотрела фильм "Комиссар", и я тоже люблю еврейские песни и обожаю Шагала. Но я никогда не жила и даже в гостях не была в том доме, городке, местечке, откуда родом герои пьесы, и который, вероятно, знаком и вам. Для меня этот спектакль - лишь еще один мостик в ту жизнь и культуру, которой я не знаю, но которую узнаю (с ударением на "ю"). Из реплик в очереди, из интернетовских энциклопедий и новостных программ, из песни "Где эта улица, где этот дом" со словами на незнакомом мне языке, из анекдотов и из этого спектакля.
Помните, как по ходу действия один еврей вдруг признается другому, что почти четверть века назад он построил памятник на могиле его жены. Все эти годы он хранил молчание и сказал лишь перед самым отъездом в Израиль. Нет, не подумайте, не для того, чтобы вернуть потраченные на монумент деньги. Вовсе нет, кто считает? Хотел другу о бывшей жене напомнить. Но так вышло, что друг спросил, сколько, мол, это стоило. Ну и оказалось, что столько, сколько понадобилось бы на возведение второй статуи Свободы. Да, нет, потратил он значительно меньше. Это к той первоначальной сумме за 24 года проценты набежали. Такая история! Что я упустила в ней? Вы правы - я забыла упомянуть Голду - жену еврея, который построил памятник. И опять вы правы - без нее эта история не была бы так хороша, да и вовсе не случилась бы. Именно она попросила мужа, поговорить с другом о памятнике накануне их отъезда, и именно она то и дело звонила по телефону и проверяла, как выполняется ее указание. Однако, именно ее мы так и не увидели в спектакле. Мы вобще не увидели на сцене многого из огромной жизни героев, но мне показалось, что мы - я и вы, дорогой читатель - сумели это неувидимое "многое" почувствовать. Думается мне, в том, что сумели почувствовать вы, дорогой читатель, было больше правды, а в том, что почувствовала я - больше домысла и фантазий.
Например, мне показалось, что из уловимых и неуловимых намеков и оговорок героев вытянулась ниточка в прошлое и стала ветвиться и утолщаться, завязывая и развязывая узелки и считая петли. Про вас же, дорогой читатель, я подумала, что ваша память воздушной гимнасткой устремилась по этой ниточке, балансируя и спотыкаясь на всех ее изгибах и закидонах. Так ли это? Я видела, как вы смотрели на сцену, и одновременно уносились все дальше и дальше в своих воспоминаниях. О чем? О довоенном мире, о России, о детях, которых редко видите, о московском пыльном лете какого-то далекого года, а может быть, о кнедликах? Кстати, не могли бы вы мне объяснить, что это такое? Я никогда их не пробовала! Но слово это звучит так аппетитно!
Почему вы так смотрели на сцену, читатель? Что увидели вы там такого, чего не разглядела я? Может быть, где-то между первым и вторым уровнями декораций - огромных полотен "под Шагала", вам пригрезилось что-то еще - облако ли из детства, мечты ли юности, или одинокая старость? Я могу только гадать, на каком фоне игрался этот спектакль для вас. Однако, кажется мне, что видели мы разные спектакли. Мне очень хотелось взглянуть на сцену вашими глазами, и я пыталась поймать ваш взгляд, но я всегда опаздывала. Вы улетали слишком быстро, да и сейчас нет никакой возможности вас догнать.
Постойте, читатель, не летите так быстро! Я не поспеваю за вами, дайте отдышаться! Вы видите, вон, там… Мужчина и женщина. Вы их узнали? Она все так же легка и грустна, он так же нежен и грустен… Кто это? По-моему, я начинаю понимать - это вы!..
Вот и все. А вы не верили, что пришла весна!


Другие публикации:
"ВЕСТНИК", 29 марта 2002 г.
Алла ЦЫБУЛЬСКАЯ (Бостон)

- Последняя любовь (Премьера в театре им. Л.В.Варпаховского)
"ВЕСТНИК"
Белла ЕЗЕРСКАЯ (Нью-Йорк), 27 февраля 2002

"ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ" В ТЕАТРЕ ИМЕНИ ВАРПАХОВСКОГО
"ВЕСТНИК"
Белла ЕЗЕРСКАЯ (Нью-Йорк), 2 февраля 2002

- ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ ИСААКА БАШЕВИСА-ЗИНГЕРА
(К гастроям монреальского театра им. Варпаховского. Мировая премьера)

"МОНРЕАЛЬ - ТОРОНТО", 5 февраля 2002 г.
Татьяна КОСОВА

Волшебство под названием "Театр"
Театральное обозрение
Ванкарем НИКИФОРОВИЧ

"Последняя любовь" по И.Б.Зингеру в Театре имени Л.В.Варпаховского

На главную      Новости      История      Спектакли      Рецензии      Контакты      Актеры      Гостевая книга