НОВОСТИ
 
ИСТОРИЯ
 
СПЕКТАКЛИ
 
РЕЦЕНЗИИ
 
КОНТАКТЫ
 
АКТЕРЫ
 

 

recenz
 

Театральное обозрение
Ванкарем Никифорович

ХАРАКТЕР ПЕРСОНАЖА - ОСНОВА СПЕКТАКЛЯ
'СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ'

Это стало уже хорошей традицией: каждый год Театр имени Леонида Варпаховского представляет на суд зрителей свой новый спектакль. Любители театра помнят, наверное, такие спектакли этого коллектива как «Бабье лето» по пьесе современного американского драматурга Айвана Менчелла, «Последняя любовь» по И.Б.Зингеру, «Миллиард для наследников» П.Шено, «Четыре довода в пользу брака» Р.Баэра, «Семейный ужин» М.Камолетти, «Антипьеса для антипублики» И.Жамиака, «Дядюшкин сон» Достоевского.

В этом году театр не нарушил эту традицию и порадовал любителей театра спектаклем «Средь бела дня», поставленным по известной комедии «Волки и овцы» Александра Островского. Отрадно то, что на этот раз в афише театра появилась пьеса русского классического репертуара. Думается, что многих, кто пришел смотреть этот спектакль, поначалу настораживала определенная хрестоматийность и названия, и текста пьесы. Возникали, естественно, и такие сомнения: будет ли интересно то, что происходило там, в России в какой-то провинциальной помещичьей усадьбе почти полтора столетия тому назад? Удастся ли раскрыть и будут ли понятны все персонажи такой густонаселенной (по современным меркам) пьесы? Но все сомнения развеялись, как только началось это любопытнейшее, оригинальное и – на удивление – вполне актуальное сценическое представление.

В этом ярком спектакле поражало прежде всего сочетание удивительной актерской ансамблевости с современностью звучания классического текста. Режиссер-постановщик Григорий Зискин и сценограф Давид Боровский (это была, к сожалению, одна из его последних работ) стремятся прежде всего максимально проникнуть в психологию поведения каждого персонажа, приблизить его к нынешнему зрителю, найти соответствующие интонационные и пластические оттенки, сделать понятными и раскрывающими их смысл все сценические жесты и движения, найти игровое начало в речи каждого героя, в звучании его текста и подтекста.

Представляется, что всем исполнителям ролей и легко, и одновременно непросто существовать в предложенном Давидом Боровским условно-декоративном рисунке оформления. Чем-то привлекает эта ритмика черных полотен на заднике с фрагментами старинных гравюр на зеленом фоне. А весь реквизит – это три-четыре парковых кресла, небольшой столик, мелкие предметы домашнего обихода да и все... Но зато чисто зрительный образ спектакля создается богатейшими костюмами персонажей (художник по костюмам В.Бердичевская), выполненными тщательно, с множеством интереснейших деталей и с богатейшей фантазией.

Вся актерская труппа демонстрирует зрелое мастерство сценического перевоплощения. Роль Меропы Давыдовны Мурзавецкой исполняет Анна Варпаховская. Сразу же обращает на себя внимание принципиальный отход актрисы от традиционной социологической трактовки этого образа в спектаклях разных театров. Ее Мурзавецкая – не просто мрачное и зловещее порождение всех недостатков капиталистической (скажем так) эпохи, а женщина умная и многое понимающая. Анна Варпаховская прежде всего находит и подчеркивает человеческие качества своей героини, оправдывая по-своему внутренние мотивы ее поведения и поступков. Ее в меру обаятельный персонаж не лишен чувства юмора и даже иронии. В едином ансамбле с ней хорошо смотрится помогающий ей во всем управляющий имением Вукол Чугунов (артист Борис Казинец). Исполнитель этой роли создает на сравнительно скупом материале образ объемный, многогранный, за которым интересно следить во время всего спектакля – за его пластикой движения, интонациями речи, улыбочками-ухмылочками, за его стремлением казаться предельно вежливым и интеллигентным.

Такое же живое индивидуальное наполнение своего персонажа показывает актер Александр Дик в роли Василия Беркутова, готового на все ради достижения своих корыстных целей, но делающего это тонко и изящно, с пониманием психологии тех, с кем ему приходится сталкиваться. Актер подчеркивает «столичность» своего персонажа и тонкое понимание того, что он действительно «волк среди волков». Яркие индивидуальные черты находят в этом спектакле и исполнители других мужских персонажей. Сугубо индивидуальным полнокровным рисунком неожиданно привлекает актер Станислав Холмогоров в роли Павлина Савельевича, слуги Мурзавецкой. Иногда даже удивляешься, откуда взят материал для такого полного перевоплощения в заданный персонаж. Обращают на себя внимание общий рисунок и детали его костюма, полутона и тонкие интонации в диалогах. Безусловное зрительское расположение и симпатии вызывает актер Сергей Приселков, исполняющий роль богатого барина Михаила Лыняева, который не так просто, но все же попался в капкан, поставленный ему родственницей Мурзавецкой Глафирой (актриса Наталия Мерц).

В сценическом рисунке племянника Мурзавецкой Аполлона, которого играет Михаил Меркушин, преобладает гротескное начало. Актер тем не менее и в такой пластике стремится сохранить какие-то естественные человеческие мотивы. По-своему передает индивидуальность своего героя актер Эдуард Зиновьев, играющий роль Клавдия Горецкого. Все исполнители вместе с режиссером-постановщиком стремятся найти что-то интересное, неповторимое в каждом персонаже и часто находят такую фактуру, пластику, стилистику, иногда спрятанную и не сразу заметную в хрестоматийном тексте.

Говоря об этом спектакле, хочется, кроме яркой работы актрисы Анны Варпаховской, подчеркнуть удачное и запоминающееся исполнение остальных женских ролей. Блестяще играет уже пожилую Анфусу Тихоновну актриса Екатерина Райкина. Кроме отдельных коротких слов типа «Да уж... Где уж... Куда уж...» мы ничего не слышим от этого персонажа. Но зато мы видим и понимаем ее отношение к происходящему, к поступкам остальных действующих лиц. Райкина – Анфуса неожиданно вызывает у зрителей особую симпатию. Молодая актриса Ирина Карева создает очень обаятельный, интересный образ Евлампии Купавиной – богатой вдовы, преисполненной наивности и простодушия. Сочетание расчета и немного гротескного начала демонстрирует актриса Наталия Мерц в роли Глафиры. Закрытая и замкнутая в первом акте, героиня полностью преображается во втором, когда она готова на все, чтобы выйти замуж за Лыняева.

Мы видим Глафиру – Мерц в разных костюмах. Стилистика и цветовое разнообразие шикарных, выполненных с огромным художественным вкусом и фантазией костюмов вполне органичны в общем изобразительном решении представления. Его музыкальное оформление основано на вальсах и танцевальных мелодиях Дмитрия Шостаковича. Все это способствует общему восприятию спектакля, который смотрится с огромным интересом.

Естественно, что при работе над спектаклем были сокращения, но основной текст А.Островского сохранен, в нем нет никаких современных вставок. Мы увидели спектакль о людях, их поведении, их характерах, их интересных взаимоотношениях. Хочется поздравить Театр им. Л.Варпаховского с этой его новой работой. Этот спектакль его создатели назвали «Средь бела дня» – фразой, которая повторяется в финале. Думается, что и таким названием Театр им. Л.Варпаховского подчеркивает отход от уже надоевшей примитивной социологии в трактовке этой комедии, обращая внимание на раскрытие человеческого начала, на личностные индивидуальные мотивировки всех поступков и столкновений персонажей Александра Островского.


На главную      Новости      История      Спектакли      Рецензии      Контакты      Актеры      Гостевая книга